Ленивое чудовище
Когда человеку скучно, он начинает извращаться
www.diary.ru/~sword-slashed/p103379783.htm?from...

Солона Амелл всегда была странной женщиной. Странной и злопамятной. Алистер не раз в этом убеждался, но сейчас не верил своим ушам.
- Ты… Да как ты могла?! – он задохнулся от гнева.
- Вы сами покинули ряды Серых Стражей, ваше величество. Извините, но этот вопрос не в вашей компетенции, - холодно ответила волшебница.
Алистер был готов высказать ей всё, что думает по поводу её безумного решения, но что-то ему помешало. Может быть осознание того факта что она в чём то права, может память о былом, а может её злой зелёный взгляд, которым она буквально сверлила его. Король круто развернулся и вышел из залы. Леди-командор вздохнула и потёрла лоб. Подойдя к окну, она посмотрела на закат и стала вспоминать, как так получилось, что всё пришло к этому.

Бой был тяжёлым. Солона ухватилась за протянутую руку Андерса и выбралась из туннеля. Раны кровоточили, сзади шедший Справедливость помогал идти Сигрун. Волшебница была дико зла: Амарантайн разрушен, Башня Бдения в осаде, живы ли соратники тоже неясно, а ей пришлось оставить людей без защиты и идти на бой с Матерью. Солона выругалась сквозь зубы. Чёртова Мать, чёртовы подземелья, чёртовы порождения тьмы. Об Архитекторе она и думать не хотела, ибо понимала, что в таком состоянии может сделать что-то очень нехорошее и скорее всего непоправимое. Маленький отряд поднялся на верхний ярус и повернул в следующий коридор. Их взглядам предстала просторная зала с ведущей наружу лестницей и высокой тонкой фигурой шедшей по ней к выходу. Злость, было унявшаяся, вспыхнула с новой силой.
- А ну стой! – тон хриплого, сорванного во время чтения боевых заклинаний голоса не предвещал ничего хорошего.
Архитектор остановился и. немного поколебавшись, повернулся к отряду. Подождав, пока они приблизятся, он посмотрел на Солону и спросил:
- Что-то ещё, командор?
«Командор» чуть не зарычала. Прихрамывая, она подошла поближе к порождению тьмы и запрокинула голову, чтобы взглянуть ему в лицо.
- А ты как думаешь? – она почти прошипела это, - После всего, что ты натворил, неужели ты действительно полагаешь, что я просто так отпущу тебя на Глубинные Тропы? Не хватало только очередного Мора на поверхности или тех уродов, что ты разводишь в своих лабораториях!
Тот молчал, слегка наклонив голову набок. Наконец он спросил:
- Вы, похоже, не собираетесь нападать на меня. Но и отпускать тоже не хотите. Что же вы предлагаете?
Волшебница постояла некоторое время, чуть прищуренными глазами глядя на порождение тьмы.
-Так хочешь сделать так, чтобы все народы Тедаса жили в мире?
- Да. Вы не верите мне?
Колдунья пропустила вопрос мимо ушей.
- Сожалеешь о том, что начал Мор, что не смог заключить союз с Серыми Стражами? И собираешься продолжать эксперименты? – в глубине зелёных глаз Солоны тлел опасный огонёк, она не отрываясь смотрела на гарлока. Андерс и Сигрун со Справедливостью стояли чуть поодаль, не решаясь вмешаться и чутко ловя каждое слово. Архитектор осторожно кивнул.
- Я тут подумала …
Леди-командор сделала резкое движение. Мелькнул тусклый металлический проблеск, и с тихим лязганьем вокруг запястий Архитектора обвилась тонкая нить серебряной антимагической цепочки.
- … и решила, что лучше тебе заниматься этим под чутким руководством Серых Стражей, - улыбка Солоны напоминала волчий оскал.

Сенешаль Вэрел открыл от изумления рот. Сейчас он был очень похож на рыбу, вытащенную из воды.
- Что вы сделали? Хотите сказать, что эта тварь будет теперь жить в Башне?
- Не беспокойтесь, сенешаль, он не убежит. А если попробует… Скажем так, я очень сильно огорчусь, - от тона, каким были сказаны эти слова, Огрен, дольше других знавший волшебницу, зябко передёрнул плечами.
- Слышишь меня? Жить будешь на вершине башни, подальше от столь любимых тобой подземелий, - женщина чуть натянула цепочку.
Гарлок отвлёкся от разглядывания главной залы и невозмутимо ответил:
- Я слышу, командор. Надеюсь, в библиотеку вы меня пустите? И моих учеников тоже нужно предупредить, чтобы не возникло недоразумения.
- Будет тебе библиотека, - буркнула Солона, ведя его наверх.

С тех пор всё вернулось в прежнее русло. Почти, ведь теперь в крепости жил Архитектор, и леди-командор всё чаще думала, что он пошёл с ними вовсе не из-за опасения за свою жизнь или нежелания драться, а из-за банального любопытства. Вредное создание сунулось буквально всюду: в первые же дни он обошёл ту часть башни, где ему позволено было находиться, перерыл все книги в библиотеке, а когда ему и это надоело, начал донимать окружающих расспросами обо всём на свете.
В кабинет командора вошёл Вэрел, у него был уставший и измотанный вид. Поприветствовав Солону, он опустился в кресло напротив и тяжко вздохнул.
- Проблемы с нашим гостем? – спросила колдунья, оторвавшись от бумаг.
- Он меня достал, - сенешаль сделал дикие глаза, - По-моему, у этого создания коварный план заболтать нас всех до смерти. Я уже не знаю, что ему отвечать!
Солона отложила перо в сторону и задумалась. Действительно, хотя порождения тьмы и унялись, в Башне было неспокойно. Никому в гарнизоне не нравилось, что рядом с ними живёт существо разносящее скверну. Да и ей самой было неуютно, несмотря на то, что Архитектор вёл себя тихо, был безукоризненно вежлив и не делал попыток бежать.
- Я понимаю вас, Вэрел, но что делать? Если бы мы убили его, сторонники Архитектора получили бы повод для мести, а это нам не нужно. Отпускать его тоже опасно, кто знает, что ещё он может нахимичить на глубинных тропах. Может пригласить Авернуса? – она вопросительно глянула на сенешаля, - Он тоже изучал скверну и в случае чего присмотрит за Архитектором.
- И получим двух безумных малефикаров, делающих в лаборатории какую-то дрянь. Дело ваше, командор, наверное, действительно стоит, - мужчина встал, - Только поговорите с ним, наконец, а то он, похоже, без вас скучает, - ухмыльнувшись, сообщил Вэрел и вышел в коридор. Закончив разбираться с бумагами и отправив письмо в Пик Солдата, Солона начало было подниматься, но дыхание у неё резко перехватило, а в груди и по всему телу начала разливаться боль. Рухнув обратно в кресло, она хватала воздух и пыталась прийти в себя. Наконец боль отпустила, и чародейка смогла выдохнуть. Как ни в чём не бывало, она встала, оправила мантию и пошла наверх.
Первым делом Солона заглянула в библиотеку, но там никого не оказалось, кроме мадам Элоизы, старенькой библиотекарши, любившей всех без разбора называть «внучочками» и постоянно вязавшей вечный, нескончаемый чулок. По крайней мере, Солона никогда не видела, чтобы бабка вязала что-то другое.
- Здравствуйте, мадам Элоиза, вы не видели Архитектора? – с ходу задала вопрос девушка.
Старушка подняла от рукоделия подслеповатые глаза и вгляделась в гостью. Узнав вошедшую, она расплылась в улыбке:
- И-и-и, внученька, он весь день не появлялся, уж не случилось ли чего. Чтой-то больно тихо, да и сам он тихий постоянно. Видать, одиноко касатику, скучно одному. Привела, заперла, а он тоскует, - бабка погрозила леди-командору костлявым пальцем, - Проказница, знаю я тебя. Сам-то он ничего, умный, вежливый, всегда поможет…
Волшебница закатила глаза. С самого первого дня, как она приехала в крепость и начала знакомиться с её обитателями, бабка долго всматривалась в неё и наконец изрекла:
- А молоденькая, молоденькая-то какая!
После этого старушенция не отставала и постоянно сватала Солоне всех подряд, начиная от Огрена и кончая сенешалем Вэрелом, расписывая все мыслимые и немыслимые достоинства «суженого». Вот и теперь бабулька оседлала любимого конька.
- … Милок-то, он конечно непривычный к людям, вон одёжка какая странная, когти - жуть, но сам-то, чай, не урод. Высокий, широкоплечий, статный… Попомни мои слова, внученька, за таким – как за каменной стеной!
- Спасибо, мадам Элоиза, но мне надо найти Архитектора, - попробовала остановить словесный поток Солона. Старушка расплылась в заговорщической улыбке.
- А-а-а, ну иди, иди, милая, поговори с ним, - она хитро подмигнула, - Прока-а-азница…
Волшебница вышла и поплотнее притворила дверь. Постояла, фыркнула:
- «Милок». Ты бы ему в лицо повнимательней посмотрела.
С этими словами она развернулась и пошла на вершину башни.

Дверь в комнату Архитектора была приоткрыта. Волшебница постучала и, не получив ответа, тихонько вошла. Порождение тьмы сидело у стола и читало книгу. Услышав скрип двери, оно обернулось.
- Здравствуйте, командор.
Его высокий головной убор и маска лежали на столе. Тут же стояли колбы с зельями, коробка с бинтами. Левая половина лица Архитектора была прикрыта повязкой. Он подошёл к двери и закрыл её. Жестом предложил Солоне сесть и сам сел рядом, внимательно глядя на неё.
- Я вас ждал, командор. Мне хотелось бы узнать, как скоро я смогу продолжать свою работу? Я просмотрел некоторые книги в вашей библиотеке, и у меня возникла пара новых идей…
- Которые ты, за неимением подопытных, проверяешь на себе? – она кивнула на повязку, - Что у тебя с лицом?
Длинная когтистая лапа коснулась бинтов, - Вы об этом? Мне надоело постоянно ходить в маске, но те, кто видят меня без неё, пугаются моего лица. Я решил немного подправить его.
Волшебница представила себе процесс и поморщилась. Она покосилась на сдерживающие магию браслеты на руках Архитектора. Тот перехватил её взгляд.
- Они не блокируют лечебную магию.
«Точно надо было в клетку посадить», - с досадой подумала Солона и посмотрела ему в глаза. В полумраке сильверитовой шахты они казались абсолютно чёрными. Теперь же, на свету, было видно, что чёрного цвета только зрачок и склера, а сама радужка ярко-жёлтая. Под пристальным взглядом глаз гарлока она смутилась и отвернулась.
- А зелья откуда?
- Мадам Элоиза дала. Это ведь не взрывчатка и не яды, - он слегка улыбнулся.
Командор уже собиралась достаточно резко высказать ему, что она об этом думает, но новый приступ не дал ей это сделать. Солона отошла к окну, чтобы отдышаться и, вцепившись в подоконник до побелевших костяшек, стала рассматривать маленький внутренний двор так, будто это было занимательнейшее зрелище в мире.
- Тебе нужны ещё какие-нибудь зелья или целебные травы? – получив передышку, спросила она.
- Нет, спасибо, на мне всё очень быстро заживает.
Солона, наконец, повернулась. Порождение тьмы всё так же не сводило с неё взгляда.
- Я… Собственно говоря, пришла сказать, что скоро в Башню Бдения должен приехать один из наших магов, Авернус. Думаю, вы с ним сработаетесь, - сказав это, она подхватила свой магический посох и вышла прочь. Вслед ей, не мигая, смотрели золотые, нечеловеческие глаза.

Приближалась осень и проблем у Вэрела и Солоны прибавилось. В этом году случился неурожай, да и многие хутора были разорены порождениями тьмы. Пока сенешаль разбирался с вопросом продовольствия, Солона со стражами зачищала глубинные тропы от вяло огрызавшихся остатков армии Матери. Однажды вечером сенешаль и страж-командор вместе разбирали дела, касающиеся Башни. Когда темы для обсуждения иссякли, Вэрел решился задать давно мучивший его вопрос.
- Командор, всё же почему вы не убили эту тварь на месте?
- Никак не заставите себя называть его по имени?- девушка усмехнулась. Потом её улыбка померкла, она пожила подбородок на сплетённые пальцы и вздохнула, - Не знаю, Вэрел. Он уникальное создание и очень интересное. К тому же, мне любопытно, что получится из его затеи с освобождением порождений тьмы.
- Мор получится, - буркнул сенешаль, - Только не такой явный, зато постоянный.
- Постоянный мор в Орзаммаре у гномов, причём именно из-за безмозглых тварей, а поумневшие, как вы помните, разделились на две враждующие группировки. Вдобавок, вспомните хотя бы того послушника-гонца, который сражался на нашей стороне в Амарантайне. Я слышала, он начал помогать путникам, - колдунья хищно улыбнулась, - Очаровашка.
Сенешаль задумался, искоса поглядывая на волшебницу. Та выглядела несколько нездорово: бледная кожа, круги под лихорадочно блестящими глазами, а волосы наоборот, сильно потускнели. Оно и неудивительно, сначала Мор, потом назначение в Амарантайн и проблемы со здешними порождениями тьмы… Вэрелу подумалось, что командор слишком много работает, и потому подорвала своё здоровье. Дальнейшие размышления прервал резкий и неприятный смех колдуньи.
- Вот интересно, Вэрел, как же странно складывается жизнь. Я стала стражем из-за того, что меня обманул лучший друг, оказавшийся малефикаром. С моим товарищем, с которым мы прошли и пережили столько всего, от Остагара и до Собрания Земель, мы стали почти что врагами. Зато подосланный ко мне наёмный убийца стал моим другом, ужасная ведьма Флемет из Диких Земель как выяснилось, не такая уж и ужасная, а предатель-короны-и-всея-Ферелдена Логейн так вообще замечательный человек! Может и с Архитектором у нас сложится крепкая дружба? – она снова захохотала, - Забавно получилось бы, правда?
Вэрел в этом сильно сомневался, но жизненный опыт подсказывал, что всё возможно. «Всё» не заставило себя ждать.

За окном бушевала гроза. Крупные капли барабанили в стекло, ветви деревьев качались на сильном ветру. В этот поздний час почти все жители Башни Бдения легли спать, и никто не мог помешать леди-командору предаваться мрачным мыслям. Она свернулась в кресле клубочком и положила гудящую голову на скрещённые руки. В последнее время приступы её болезни стали совсем невыносимыми. Открыв помутившиеся от боли глаза, она глянула на висевший на стене щит с гербом Серых Стражей, раз за разом проматывая в голове сцену первой встречи с Дунканом и то, как оценивающе он посмотрел тогда на неё. Знал ли он? Конечно знал, Солона была уверена в этом. Всё то время, пока они ехали от башни Круга до Остагара, она периодически ловила на себе этот странный взгляд. По приезду, помнится, она ещё сильно удивилась тому факту, что в рядах Стражей так мало магов. Много позже, после посвящения, после битвы при Остагаре и гибели королевской армии, выяснилось, что скверна куда сильнее воздействует на магов, нежели на обычных людей, и что даже по меркам стражей долго они не живут. Она вспомнила, как ей об этом рассказывал Авернус, которого от подобной участи спасла только магия крови. С заумным видом старый малефикар рассуждал о взаимосвязи магии крови и скверны, вплетая в рассказ церковные притчи о тевинтерских магистрах, их проклятии и появлении первых порождений тьмы, а так же теорию о магических вирусах, пока потерявшая терпение Солона не спросила, как конкретно можно остановить развитие болезни. Обучившись у Авернуса основам магии крови, волшебница смогла улучшить своё состояние, но теперь ей приходилось скрывать это от сотоварищей и особенно от Алистера.
Алистер… Она с презрением посмотрела на лежащее на столе письмо от него.
Слухи разносились быстро. Вскоре после победы над Маткой жители Амарантайна и близлежащих земель узнали о том, что в Башне Бдения живёт предводитель тёмных тварей. Наконец новость дошла и до столицы, и из Денерима Солоне пришло гневное письмо от самого короля. Колдунья вспомнила, как несколько месяцев назад Алистер влетел к ней в комнату после Собрания Земель, разъярённый её решением сделать Логейна серым стражем. Ох, сколько всего он тогда наговорил! Выслушав эту истерику, Солона окончательно в нём разочаровалась и рассталась с Алистером практически без сожаления. Нынешняя ситуация до смешного походила на ту, с той лишь разницей, что сейчас Алистер не присутствовал лично. Разозлившись, колдунья схватила письмо и скомкала. Бросив его на пол, она мрачно вперила взгляд во тьму за окном, в том направлении, где находился Денерим.
- Вы расстроены из-за этого письма, командор?
С приездом Авернуса и нескольких других магов крови из числа серых стражей в лаборатории закипела работа. Несмотря на неослабевающий надзор, Архитектор всё-таки получил большую свободу передвижения и теперь иногда заходил в кабинет командора. Ему нравилось садиться в углу и пристально смотреть на волшебницу. Солону это немного раздражало, но она терпела его присутствие. Тем более что Архитектор оказался интересным собеседником и многое рассказывал о том, как продвигаются исследования, а Солона говорила о круге магов и отвечала на вопросы порождения тьмы о верхнем мире. Сейчас он вошёл в кабинет и наклонился, подняв с пола письмо, брошенное волшебницей в порыве злости. Расправил его и положил на стол.
- Оно от вашего друга? – гарлок внимательно смотрел на неё, наклонив голову набок, как делал всегда, когда что-то было ему интересно или непонятно.
- Бывшего друга. Мы поссорились из-за разногласий по одному вопросу и теперь ему снова не нравятся некоторые мои действия, - Солоне не хотелось распространяться на тему отношений с Алистером, она взяла листок и не глядя кинула его в нижний ящик стола.
Однако Архитектор явно заинтересовался и решил добраться до самой сути. Устроившись рядом, он начал расспросы:
- Разве друзья не должны друг друга поддерживать? Почему же вы не согласились с ним или он с вами?
- Мы собирались взять в орден ещё одного человека. Алистер был против и ушёл.
- И из-за этого вы поссорились? – Архитектор покачал головой.
Колдунья зло посмотрела на него:
- Три серых стража на весь Ферелден, не маловато ли? А Алистер, потакая собственным капризам, оставил орден перед самым боем с Архидемоном. Знаешь, друзья так не поступают.
Повисла тишина. Лишь за окном слышались отзвуки стихающей грозы. Архитектор опустил глаза и долго молчал, потом ответил:
- Мне бы хотелось быть вашим другом, командор.
- Дожили, - она горько улыбнулась, - Серые Стражи уходят из ордена, а их командоры заключают союзы с порождениями тьмы. Можно подумать, что ты не сбежишь из Башни при первой же возможности.
- Я не пошёл бы за вами в башню, если бы не поверил вам. Вы ведь не кинулись меня убивать, даже когда узнали, что я начал пятый Мор.
- Мы с тобой заключили мир, пусть и до того, как я узнала про Мор. Я держу своё слово.
- Я не предам вашего доверия, - он улыбнулся в ответ и, неуверенно протянув руку, чуть пожал её плечо, - У Авернуса уже есть наработки, я уверен, что мы движемся в верном направлении.
У самого выхода он обернулся, золотые глаза сверкнули:
- Верьте мне, командор.

После этого разговора Архитектор стал чаще захаживать к Солоне, а она начала приходить к нему в лабораторию. Устававшей за день леди-командору нравились тишина и полумрак лаборатории, где Архитектор проводил опыты, смешивая в пробирках её и свою кровь. В голову волшебницы стали закрадываться сомнения в том, что Зов – единственная связь между порождениями тьмы и богами-драконами. В раскалённо-кровавом свете заходящего солнца Архитектор сам был похож на дракона.. Колдунья вспоминала старый потрёпанный учебник «Бешеные бестии» Мариуса Антикора, по которому они учились в Круге.
«Серый коркарийский дракон, один из самых редких видов, Встречается в Ферелдене, а так же в Орлее и Вольной Марке. Это красивые создания очень изящного телосложения с тонкими лапами и вытянутой, заострённой мордой…»
Она взглянула на Архитектора.
Бледная, сероватого оттенка кожа, жилистые руки ловко управляются с колбами, брови на длинном лице сосредоточенно нахмурены. Высокий худой гарлок ходит между столами, выискивая очередной ингредиент.
«Глаза бывают двух цветов: жёлтые или зелёные. На голове – длинные рога, защищающие голову и шею, на каждом пальце по длинному загнутому когтю…»
Золотые глаза внимательно смотрят в пергамент с формулами. Блестящий в свете солнца головной убор похож на костяную корону, пальцы с чёрными когтями аккуратно берут инструменты. Волшебница не выдержала и задала вопрос:
- Неужели тебе удобно с такими ногтями?
Он ответил, не отрываясь от работы:
- Одно время я путешествовал по поверхности. Тогда я слишком полагался на свою магию, пока не наткнулся на пару храмовников, принявших меня за одержимого. В тот раз меня только когти и спасли. С тех пор я затачиваю их поострее.
Оба мага надолго замолчали. У Солоны вновь заболела голова и, в попытке отвлечься, она повернулась к стене, на которой плясали солнечные блики. Заглядевшись, она не заметила, как к ней со спины подошёл Архитектор. Слишком тихо тот передвигался.
- Болит? – спросил тот и, не дожидаясь ответа, мягко положил ладони ей на лоб. Тихонько поглаживая, он переместил руки чуть дальше и запустил пальцы в волосы чародейки. Перебирая золотистые пряди, он продолжил:
- Это можно вылечить. У Серанни тоже была подобная болезнь, только проявлялась куда слабее, ведь она не пила кровь при посвящении, - он вздохнул, - Слишком сильно на магов воздействует магия драконов.
Колдунья навострила уши.
- Так у Архидемонов действительно есть какая-то особая сила?
- Не зря их почитали в древнем Тевинтере. У драконов свои, очень необычные чары. Что бы ни говорилось в церковных притчах, в поклонении Старым Богам больше смысла, чем в вере в Создателя, который не очень-то проявил своё могущество за все эти века. Впрочем, - он наклонил голову, - Прошу прощения, может вы всё-таки истово верующая андрастианка?
Ехидный смешок в ответ был красноречивее любых слов. Почувствовав себя лучше, Солона отстранилась и благодарно посмотрела на гарлока. Тот улыбнулся в ответ, но ничего не сказал. Ей захотелось сказать ещё что-то, но Архитектор её опередил:
- Командор, научите меня танцевать.
Брови колдуньи поползли вверх.
- Зачем тебе? Собираешься побывать на балу в честь победы над Мором?
- Просто интересно. Я видел, как танцевали ваши друзья в большом зале, и мне стало любопытно.
В преддверии праздника товарищи Солоны резко озаботились умением танцевать. Так как сама чародейка была занята, учить друзей взялся Натаниель. Дело было непростое: Справедливость никак не мог взять в толк, зачем вообще нужны танцы, Андерс постоянно путался в мантии и придавливал сэра Ланселапа, но сменить одежду или вытащить кота отказывался наотрез.
- Девушкам нравятся животные, только представь, как они умилятся, когда увидят эту мордашку. А мантию не сниму, я маг и не намерен скрывать этого, - объяснял он.
Огрен, поставленный в пару с Сигрун, всё время делал попытки облапать её, за что постоянно и получал от воинственной гномки.
- Да ну их, эти танцы, - пьяно плакался он командору по вечерам, - Уж больно они… ик… травмоопасные.
Самому Натаниелю было не легче, он был в паре с Веланной. Скорая на гнев долийка постоянно наступала ему на ноги, а когда у неё что-то не получалось, бурчала себе под нос такие выражения, от которых воспитанный Натаниель, немного знавший эльфийский, краснел и смущался. Представив себе, во что превратятся занятия при участии Архитектора, колдунья вздохнула.
- Ладно, - она поднялась, - Идём в зал.
Они спустились в небольшой танцевальный зал на нижнем этаже башни. Сейчас там не было ни души, и они никому не могли бы помешать. Солона немного умела танцевать, ещё в Круге её и других молодых магов взялся учить приехавший из Денерима храмовник, сэр Дилан. Весёлый, красивый, галантный, такому бы за девушками бегать, а не Церкви служить. Он и бегал. Солона помнила, как во время занятий он прижимал её поближе к себе, шепча на ухо милые глупости, и его пшеничные усы ласково щекотали ей кожу.
Когда она приехала в Круг просить помощи для эрла Эамона, она нашла Дилана в лазарете. Во время восстания малефикаров одержимые буквально разорвали его на части.
Волшебница встряхнула головой, отгоняя непрошеные воспоминания.
- Ну что, начали?
Сосредоточенные на танце, они не заметили, как тихонько скрипнула дверь и в проёме промелькнула маленькая сгорбленная тень. Покачав головой, мадам Элоиза повернулась и пошла назад в библиотеку. Пробегавший мимо молоденький солдат случайно толкнул старушку и наступил ей на любимую мозоль, но она даже не заметила этого. Мысли её витали где-то далеко и сейчас старушку занимал только один вопрос: что подарить командору стражей на свадьбу?
читать дальшеШли дни. Последователи Архитектора, сообразив, что их никто не тронет, осмелели и начали потихоньку вновь выбираться на поверхность, держась, тем не менее, подальше от людских поселений. Не раз они пытались упросить командора отпустить их вождя, но Солона оставалась непреклонна. До тех пор пока Архитектор не сказал ей:
- А знаете, они ведь в чём-то правы. Многие мои записи и результаты работы остались в шахте, стоило бы забрать их и перенести сюда.
Командор сощурилась и настороженно спросила:
- А они сами не могут принести всё в Башню?
Тот отрицательно помотал головой.
- Я мало кого пускал в лабораторию, они просто не знают, где что лежит. Если хотите, можете отправить со мной отряд серых стражей, добавил он, видя, что её подозрительность не исчезла.
Эти слова как будто немного успокоили волшебницу. Она откинулась в кресле и медленно кивнула.
- Хорошо. Только я сама поведу отряд.

На следующий день стражи собрались и двинулись в поход. Пролегающий через болота и лес путь не прибавил им хорошего настроения, и к середине дня большая часть отряда горела желанием придушить Архитектора. Сам же он не проявлял никаких признаков усталости, ловко обходя все камни и колдобины. Внезапно он остановился.
- Мы пришли, - Солона подняла голову. Ей показалось, что на лице порождения тьмы мелькнула и тут же пропала насмешливая улыбка. Покрепче сжав древко жезла, она повернулась к уже знакомому входу в сильверитовую шахту,который теперь был перекрыт здоровенным камнем.
- Хм-м… Я этого не ожидал, - снова тщательно спрятанная усмешка, - но ведь вы можете его убрать, правда? – обратился он к стоявшим сзади братьям Спанчс.
Боб, Патрик и Юджин, здоровяки-неварранцы, злобно покосились на гарлока, но ничего не сказали. Когда усилиями братцев камень был отвален,Архитектор жизнерадостно скомандовал:
- Отлично! А теперь все за мной! – и как ни в чём не бывало начал спуск. Попетляв немного по коридорам, стражи услышали сварливое хрюканье,и из-за ближайшего угла высунулась красноглазая клыкастая морда. Поведя маленькими глазками, она начала принюхиваться.
- Добрый день, Нюхач, рад тебя видеть, - любезно поздоровался Архитектор, - Это мои гости, предупреди остальных, чтобы не беспокоились и приготовили комнаты.
Генлок протестующе задёргал пятачком.
- Нет-нет, именно гости. Ладно, идём, я сам всё скажу.
Продолжая фырчать, Нюхач опустил руку и из его рукава выпала мелкая монетка. Жадный до денег Юджин наклонился за ней, не увидев перед собой выступ. Глухой удар и радостное кряканье генлока потонуло в отборной неварранской ругани.
В неверном свете факела Солона отчётливо видела, как чуть заметно вздрагивают плечи Архитектора.

Вопреки ожиданиям комнаты,которые им выделили, оказались вполне сносными. Солона сбросила свой вещмешок и пошла осматриваться. Кругом сновали порождения тьмы, резво тащившие ящики и коробки с приборами. Было видно, что они не в восторге от приказа Архитектора,но ослушаться его не смели. Послонявшись по коридорам и устав от любопытных взглядов, она решила проведать Архитектора. Тот находился в своей комнате и отдавал указания послушникам. Отпустив их, гарлок выдохнул и раздражённо потёр лоб.
- Много работы? – спросила Солона. Происходящее её забавляло: нечасто Архитектор так явно проявляет эмоции.
- Если бы, - фыркнул тот, - Они сами увеличивают её объёмы,ибо совсем не понимают, чего я от них хочу.
- Просто они не хотят отпускать тебя, - она оглядела помещение и, аккуратно переложив груду свитков, присела на освободившееся место. В груди снова неприятно кольнуло.
- Да, - Архитектор опустил глаза, тихо и застенчиво улыбнувшись, голос его потеплел, - Они ведь как дети, за ними глаз да глаз нужен.
«Разумеется, - с добродушной усмешкой подумала колдунья, -Только следить приходится ещё и за тобой». Она пропустила следующую фразу гарлока, ухватив только самый конец.
- … вам тоже, командор. Вы не настолько суровы, как хотите казаться.
Архитектор оказался неожиданно близко. Слишком близко.Положил ей руки на плечи и потянул на себя, Солона, подчинившись, встала и теперь стояла рядом, глядя на него снизу вверх. Привычным жестом он запустил пальцы в её волосы и начал перебирать их, внимательно и понимающе смотря чародейке в лицо.
- Многие хотят вам помочь: сенешаль, ваши друзья, я. Я вылечу вас, командор, только верьте мне. Не отвергайте чужую помощь. Что с того, что вас когда-то обидел лучший друг?
«Друг… Он был не только другом, знаешь ли», - грустно подумала Солона. Она пытливо вглядывалась в Архитектора, словно пытаясь что-то найти, потом устало вздохнула и приобняла его, прижавшись всем телом.
- Я не отвергаю.
Губы Архитектора были сухими и горячими, как и его ладони, и имели привкус лириумного зелья. Девушка углубила поцелуй, ища и находя в давно знакомом вкусе новые оттенки. Длинные сильные руки порождения тьмы мягко сжимали её в объятиях, нежно гладили лицо, плечи, спину.
Резкий щелчок стрелок ржавых настенных часов возвестил наступление полуночи. Солона отстранилась, тяжело дыша. Гарлок с сожалением посмотрел на часы.
- Время позднее. Вам нужно отдохнуть и набраться сил перед завтрашним походом, - он взял её руку и поцеловал запястье, глядя на неё своими мерцающими глазами. На прощание она погладила кончиками пальцев зажившие шрамы на лице Архитектора, затейливо переплетавшиеся на левой стороне его лица.
Выйдя из комнаты, Солона с тревогой глянула на сторожевой пост и облегчённо вздохнула: рядом с клевавшим носом Нюхачом сидел Натаниель. С младшим Хоу у неё были хорошие отношения, и он всегда лояльно относился к её решениям. Вот и сейчас, увидев её блестящие глаза и раскрасневшиеся щёки,Натаниель только понимающе улыбнулся и продолжил начищать нагрудник. Вернув улыбку, Солона ушла к себе, а разбойник, закончив чистку и придирчиво осмотрев результат, встал, чтобы заменить почти догоревший факел. Заправив в карман чуть не выпавшую нитку жемчуга, купленную у здешнего торговца-кунари и покосившись на дверь Веланны, парень подумал что каждый, в общем-то, по-своему устраивает личную жизнь.